Стенокардия и гэрб как отличить симптомы
magicparfume.ru

Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь - Болезни пищевода


Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (гэрб) - обсуждение

Zhukava T.V.

Belarusian Medical Academy of Post-Graduate Education, Minsk

Gastroesophageal reflux disease: extraesophageal manifestations, diagnosis and correction

Резюме. Эпидемиологические исследования последних лет показали, что по распространенности гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ) выходит на лидирующие позиции в ряду других гастроэнтерологических заболеваний. Самое пристальное внимание в настоящее время уделяется внепищеводным симптомам ГЭРБ, которые требуют своевременной диагностики и коррекции.

Ключевые слова: гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь, гастроэнтерологические заболевания, внепищеводные симптомы ГЭРБ.

Медицинские новости. – 2013. – № 11. – С.4–8.

Summary. Epidemiological studies of last years have shown, that on the frequency and prevalence gastroesophageal reflux disease leaves on leading positions in a number of others gastroenterogycal diseases. Last years the tendency to increase in prevalence gastroesophageal reflux disease is observed. Currently, the closest attention extraesophageal GERD symptoms that require prompt diagnosis and correction.

Keywords: gastroesophageal reflux disease, gastroesophageal reflux disease, extraesophageal GERD symptoms.

Meditsinskie novosti. – 2013. – N 11. – P.4–8 .

 

Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ) – это хроническое рецидивирующее заболевание, обусловленное нарушением моторно-эвакуаторной функции гастроэзофагеальной зоны и характеризующееся спонтанным или регулярно повторяющимся забросом в пищевод желудочного и/или дуоденального содержимого, с развитием характерных симптомов независимо от того, возникают ли при этом морфологические изменения слизистой оболочки пищевода [1–4].

Принято выделять эндоскопически негативную рефлюксную болезнь (НЭРБ), эрозивную ГЭРБ и пищевод Барретта (метаплазию Барретта). Разделение ГЭРБ на эндоскопически негативный и позитивный варианты в значительной степени обусловлено существенными различиями в течении и прогнозе этих вариантов заболевания. Хотя в 5–12% случаев недостаточно эффективно корригируемая НЭРБ может прогрессировать в рефлюкс-эзофагит, в большинстве случаев данная форма заболевания характеризуется относительно стабильным непрогрессирующим течением, хорошим прогнозом, отсутствием каких-либо осложнений и требует иных подходов к выбору лечебно-диагностической тактики, чем эрозивная ГЭРБ [1, 3, 4, 6].

Актуальность проблемы ГЭРБ определяется целым рядом обстоятельств. Так, эпидемиологические исследования последних лет показали, что по распространенности ГЭРБ выходит на лидирующие позиции в ряду других гастроэнтерологических заболеваний. Ежедневно основной симптом ГЭРБ – изжогу испытывает 7–11% взрослого населения США и Канады, не менее раза в неделю – 12%, раза в месяц – 40–50% [7, 8]. Распространенность ГЭРБ в России среди взрослого населения составляет 40–60%, причем у 45–80% лиц при этом выявляют эзофагит [1, 5, 9]. Однако можно предположить, что частота распространенности ГЭРБ среди населения значительно выше статистических данных. Возможно, это связано с существующими ограничениями и сложностями использования применяемых диагностических методов исследования и тем фактом, что далеко не все больные обращаются за врачебной помощью.

Следует подчеркнуть большую клиническую значимость данного заболевания. Как свидетельствуют исследования, сами больные ГЭРБ оценивают качество своей жизни ниже, чем пациенты с ишемической болезнью сердца [3–5].

Клинически различают пищеводные и внепищеводные симптомы ГЭРБ. Такие характерные симптомы, как изжога, отрыжка, срыгивание, дисфагия (затруднения при глотании), одинофагия (боль при глотании), ощущение горечи во рту, боль в эпигастральной области и пищеводе, икота, рвота, ощущение кома за грудиной, существенно ухудшают качество жизни и снижают работоспособность пациентов [2, 5, 8, 9].

Самое пристальное внимание в настоящее время уделяется «внепищеводным» симптомам ГЭРБ, в частности ее кардиологическому варианту. В 50% случаев причиной болей в левой половине грудной клетки, не связанных с поражением сердца (non-cardiac chest pain), является ГЭРБ [4, 7, 8, 10, 11].

Ретростернальная боль – синдром, который вызывает повышенное внимание как врача, так и пациента. Жалобы пациента на боль за грудиной традиционно рассматриваются как коронарогенные, то есть связанные с патологией коронарных артерий сердца, чаще всего – стенокардией. В то же время значительная часть случаев загрудинной боли имеет экстракардиальное происхождение (наблюдается при заболеваниях средостения, органов дыхания, ребер, грудины), значительный процент которых обусловлен патологией пищевода, в частности ГЭРБ. Так, у 76% из 600 пациентов с жалобами на боль за грудиной после обследования патология сердца и коронарных артерий была исключена [11]. В США из 600 тыс. коронарографий в 180 тыс. (30%) выявлены интактные коронарные артерии, а у значительного количества пациентов диагностирована патология пищевода [12]. При ГЭРБ механизм возникновения боли чаще всего обусловлен раздражением рецепторов слизистой оболочки пищевода агрессивным содержимым желудка и двенадцатиперстной кишки при рефлюксе. Рефлюктат, попадая в пищевод, может стать причиной рефлекторных спастических сокращений пищевода, что влечет за собой болевые ощущения за грудиной.

Характер пищеводной боли при ГЭРБ имеет особенности [1, 3]. Чаще всего это жгучая загрудинная боль неприступо-образного характера, которая усиливается в горизонтальном положении или при наклоне туловища вперед и устраняется или ослабевает с изменением положения тела или принятием антацидов. Постоянная тупая или жгучая боль за грудиной может вызываться эзофагитом, язвами пищевода и его деструкцией при эрозивных формах ГЭРБ.

При беседе с пациентом выясняют особенности боли (характер, длительность, причину возникновения, связь с едой и другими факторами), а также с помощью каких средств эта боль облегчается или устраняется. Осмотр больного поможет выявить симптомы «тревоги» для исключения новообразований пищевода и соседних органов.

Загрудинная боль при ГЭРБ может иметь двойственный характер, то есть псевдокоронарный и истинно коронарогенный, поэтому очень важно уметь их различать. Сходство характера, локализации, иррадиации псевдокоронарной и истинно коронарогенной загрудинной боли можно объяснить одинаковой иннервацией пищевода и сердца.

Так, у боли, связанной со спазмом пищевода при ГЭРБ, может быть загрудинная локализация с иррадиацией в шею, спину, нижнюю челюсть, левую руку. Подобный механизм боли характерен и для ИБС (стенокардии). При обоих заболеваниях боль может иметь жгучий, сжимающий характер. При пищеводной боли наибольшее значение имеют характер пищи, ее объем, положение туловища. Так, боль может вызываться острой, очень горячей либо очень холодной пищей и/или ее большим объемом. Провоцируется горизонтальным положением туловища, либо наклонами вперед [1, 2, 13, 14, 15]. Однако, как и при стенокардии, пищеводная боль иногда может возникать при физической или эмоциональной нагрузке, волнении. В отличие от стенокардической пищеводная боль, кроме нитроглицерина, как правило, устраняется изменением положения тела, исчезает после глотка воды, принятия пищевой соды или антацидов.

Во время приступа стенокардии за счет висцеро-висцеральных рефлексов могут наблюдаться отрыжка и тошнота, как и при загрудинной боли, связанной с ГЭРБ. Приступы стенокардии чаще всего сопровождаются чувством страха смерти, одышкой, слабостью, что отнюдь не характерно для пищеводной боли при ГЭРБ.

Суточный или многочасовой мониторинг рН пищевода позволяет определить наличие и количество рефлюксов, их высоту и силу. Совпадение рефлюкса с возникновением боли может свидетельствовать о ее пищеводном происхождении. Пациенты с болью по ходу пищевода нуждаются в тщательном обследовании для выяснения характера патологии. Обследование должно включать опрос, осмотр, проведение эзофагогастроскопии, рентгена пищевода, суточного (или многочасового) пищеводного мониторинга рН, проб с антисекреторными препаратами и пробное лечение. Обусловленную ГЭРБ боль можно уточнить при помощи фармакологической пробы с ингибиторами протонной помпы (ИПП). Благодаря ИПП снижается содержание агрессивных веществ (соляной кислоты и пепсина) в желудочном секрете. Уменьшается их раздражающее влияние на слизистую оболочку пищевода, что способствует стиханию или исчезновению боли. Такая проба предусматривает проверку предполагаемого диагноза назначением препарата из группы ИПП [15, 16]. При коротких (от 1 до 14 суток) курсах ИПП в большинстве случаев удается установить причину боли. Так, если стандартная доза ИПП 2 раза в сутки в течение 7 суток устраняет боль, то, вероятнее всего, она связана с ГЭРБ. Чувствительность и специфичность данной пробы в отношении выявления ГЭРБ сравнимы с аналогичными показателями динамического контроля пищеводного рН (многочасовой рН-метрии).

Для подтверждения ИБС разработаны диагностические алгоритмы. Они включают выявление признаков поражения сердечно-сосудистой системы: по определению факторов риска (возраст, наследственность, артериальная гипертензия, гиперлипидемия и др.), объективным данным (гипертрофия левого желудочка, изменение тонов сердца), данным инструментальных методов обследования (суточное мониторирование ЭКГ, велоэргометрия, УЗИ сердца и сосудов, сцинтиграфия миокарда, коронарография), характерных для ИБС.

К бронхолегочным проявлениям ГЭРБ относятся длительный кашель, особенно в ночное время, бронхиальная астма, фиброзирующий альвеолит, аспирационные пневмонии, пароксизмальные ночные апноэ, кровохарканье. Попадание рефлюктата в просвет бронхов способно провоцировать возникновение бронхоспазма [1, 2, 17]. Несмотря на наличие данных о взаимном влиянии БА и ГЭРБ, клиническое выявление такого рода сочетанной патологии затруднено, поскольку у 25–30% больных БА патологические гастроэзофагеальные рефлюксы имеют бессимптомное течение [1, 4, 5,17].

При обследовании пациентов с бронхолегочными проявлениями ГЭРБ следует использовать как стандартные методы оценки морфологических и моторно-тонических изменений эзофагогастродуоденальной зоны, так и дополнительные исследования респираторной системы. Уже на стадии расспроса пациента и сбора анамнеза можно выявить факторы, указывающие на вероятную роль ГЭРБ в развитии или усугублении симптомов астмы: позднее начало астмы; усиление симптомов астмы после еды, в положении лежа, в ночное время, после физической нагрузки; временн?е совпадение кашля, хрипов, диспноэ с симптомами рефлюкса [3, 5, 14, 15].

Ларингофагеальные симптомы у многих пациентов обусловлены преходящей или хронически проявляющейся дисфонией в виде грубого лающего кашля, избыточного слизеобразования, чувства кома в горле и/или болевых ощущений, появлением гранулемы и/или язв голосовых связок, стеноза гортани, а также развития синуситов, ларингитов и трахеитов. У 50% пациентов эти симптомы ассоциированы с ГЭРБ (в частности, в 20–30% случаев с проявлением ларинготрахеитов, ассоциированных с ГЭРБ). Наиболее часто воспалительные изменения слизистой оболочки наблюдаются на задней стенке гортани, в области черпалонадгортанной складки, проявляются отеком и гиперкератозом, в ряде случаев с образованием корок и десквамации эпителия. У некоторых пациентов возможно появление отека, язв и гранулем, стеноза гортани и пароксизмального ларингоспазма. Хронический фарингит у больных с ГЭРБ отмечается в 70% случаев, хронический тонзиллит – 14,1%, ринит и гайморит – 7,7%, евстахеит – 6,4%, адгезивный отит – 3,3%, сочетание ЛОР-заболеваний – 35,9% случаев (А.Г. Арутюнов и соавт., 2006). Относительно часто встречается сочетание хронического фарингита и ринита – 23,3% случаев, сочетание ГЭРБ и ЛОР-заболеваний – 88,5%.

Дополнительные методы исследования для таких пациентов: анкетирование (специальная анкета дает возможность найти взаимосвязь между патологическими гастроэзофагеальными рефлюксами и их внепищеводными проявлениями), рентгенография грудной клетки, исследование функции внешнего дыхания (бодиплетизмография, пневмотахометрия, компьютерная спирометрия, пикфлоуметрия), а также сцинтиграфия легких, которая позволяет зафиксировать рефлюкс-индуцированную микроаспирацию с высокой специфичностью и степенью чувствительности [1, 3, 6–8, 16, 19].

Стоматологические симптомы. Поступление желудочного содержимого в пищевод и далее в ротовую полость приводит к нарушению кислотно-щелочного равновесия с развитием ацидоза (в норме рН слюны 6,5–7,5). При рН 6,2–6,0 слюна приобретает деминерализующие свойства: происходит частичная очаговая деминерализация эмали зубов с образованием в них полостей (кариес), а также с образованием эрозий твердых тканей зубов – эмали и дентина. В 32,5% случаев поражаются верхние и нижние резцы [7, 18, 19].

Эрозии зубов – патологические изменения, проявляющиеся разрушением эмали и обнажением дентина, в возникновении которых (в отличие от кариеса) бактерии не имеют существенного значения. Эти эрозии необратимые и могут привести к потере зубов. Такие патологические изменения могут наблюдаться у лиц, работающих с парами кислот (например, при установке автомобильных аккумуляторов), а также при булемии, при частом употреблении цитрусовых плодов и кислых напитков. По данным суточной рН-метрии, эрозии зубов могут стать для гастроэнтеролога указанием на наличие ГЭРБ у этих пациентов [ 2, 6–8].

Таким образом, первичная диагностика ГЭРБ из-за многообразия клинических проявлений может вызывать затруднения у врачей общей практики. Ситуация осложняется еще и тем, что многие пациенты не в состоянии адекватно изложить свои жалобы врачу (например, некоторые из них понимают под изжогой совершенно другие ощущения). С целью улучшения первичной диагностики ГЭРБ за рубежом недавно была разработана и внедрена новая шкала оценки симптомов у больных с подозрением на ГЭРБ – Reflux Questionnaire (ReQuest™), применение этой шкалы дало хорошие результаты в клинических исследованиях [19].

При эндоскопическом исследовании у больных ГЭРБ могут отмечаться признаки рефлюкс-эзофагита различной степени выраженности: гиперемия и рыхлость слизистой оболочки пищевода (катаральный эзофагит, относящийся к НЭРБ), эрозии и язвы (эрозивный эзофагит, градация которого осуществляется в зависимости от площади повреждения), наличие экссудата, контактной кровоточивости, налетов фибрина или признаков состоявшегося кровотечения. Также встречаются пролапс слизистой оболочки желудка в пищевод, истинное укорочение пищевода, рефлюкс желудочного и/или дуоденального содержимого в пищевод. Во многих случаях клиническая симптоматика не коррелирует с эндоскопическими и морфологическими изменениями [1, 3–6, 8, 9].

Эндоскопия с высоким разрешением позволяет достоверно выявлять и классифицировать начальные эндоскопические изменения при ГЭРБ, диагностировать ранние стадии рефлюкс-эзофагита – изменение капиллярной сети слизистой оболочки пищевода, зазубренность Z-линии, треугольные вдавления слизистой оболочки. Эти данные наряду с данными флуоресцентной эндоскопии и хромоэндоскопии существенно повышают диагностические возможности эндоскопической диагностики ГЭРБ [2, 3, 5, 7, 9, 20].

Важнейший метод инструментальной верификации ГЭРБ – компьютерная 24-часовая рН-метрия, признанная «золотым стандартом» диагностики. С ее помощью можно не только установить наличие патологического рефлюкса, но и оценить его характер (кислотный, щелочной), продолжительность, взаимосвязь с клинической симптоматикой, приемом пищи, положением тела, курением, приемом лекарств. Компьютерная 24-часовая рН-метрия дает возможность индивидуального подбора терапии и контроля эффективности лечения [3, 5, 7, 8].

Определенное значение в диагностике ГЭРБ имеет эзофагоманометрия [3, 6, 18]. Методика может дать ценные сведения о снижении давления в зоне нижнего пищеводного сфинктера, нарушениях перистальтики и тонуса пищевода. Однако в клинической практике этот метод применяется редко.

Для диагностики ГЭРБ оправданно применение теста с ингибитором протонной помпы (ИПП). ИПП (например, пантопразол) назначают по 40 мг однократно в сутки на протяжении нескольких дней. Исчезновение симптомов ГЭРБ в течение 1–3 дней свидетельствует о наличии заболевания, однако длительность проведения данного теста окончательно не установлена [1, 2, 6, 8, 10, 19]. По диагностической ценности этот тест не уступает суточному рН-мониторированию и эндоскопическому исследованию пищевода.

Цель лечения ГЭРБ – устранение жалоб, улучшение качества жизни больного, предотвращение или лечение осложнений, воздействие на симптоматические проявления со стороны других органов [1–3, 5, 7, 8, 10]. Консервативное лечение предусматривает соблюдение определенного образа жизни и диеты, применение фармакологических средств. Показания к оперативному лечению: повторные кровотечения, пептические стриктуры пищевода, пищевод Барретта, неэффективность медикаментозной терапии [1, 2, 5, 10, 19].

Общие рекомендации по изменению стиля жизни и диете[1, 3]:

• сон с приподнятым не менее чем на 15 см головным концом кровати;

• снижение массы тела при ее избытке;

• частое дробное питание (не менее 5–6 раз в день);

• в течение 1–1,5 часов после еды не ложиться и не принимать пищу перед сном (последний прием – за 3 часа до сна);

• молчание во время еды (с целью уменьшения аэрофагии);

• ограничение приема жиров, увеличение в рационе количества белка;

• ограничение (исключение) потребления содержащих кофеин (кофе, крепкий чай, кола) и газированных напитков, соков из цитрусовых, кетчупа, томатов;

• ограничение приема горячей, острой пищи;

• отказ от курения;

• избегание тесной одежды, тугих поясов;

• включение в рацион продуктов, богатых пищевыми волокнами.

В терапии ГЭРБ лидирующие позиции занимают ИПП [1, 3, 6, 8, 10, 11, 14]. Применение препаратов, препятствующих собственно рефлюксу, как монотерапия эффективно у ограниченного числа больных при легких формах ГЭРБ. В большинстве случаев необходимо снижение агрессивности влияния на слизистую оболочку пищевода самого рефлюктата (желудочного и/или дуоденального). Это достигается применением антисекреторных препаратов, воздействующих на собственно механизм секреции (ИПП) или на его регуляцию (блокаторы Н2-рецепторов гистамина).

Начало широкому использованию ИПП было положено после того, как были продемонстрированы их клинические преимущества над Н2-блокаторами. Так, по данным метаанализа 33 рандомизированных исследований, ИПП способствовали достижению клинической ремиссии и улучшению качества жизни у 83% больных ГЭРБ, Н2-блокаторы и плацебо – у 60 и 27% соответственно [8, 10, 11, 13]. Частота заживления эрозий слизистой оболочки пищевода в течение 12 недель лечения составляет при применении ИПП более 80%, а при использовании блокаторов Н2-рецепторов гистамина – менее 50% [1, 8, 16, 20]. Эти данные полностью подтверждают правило Белла (1992), в соответствии с которым эрозии пищевода заживают в 80–90 % случаев при условии поддержания в пищеводе рН>4 не менее 16–22 часов в течение суток, что достигается только при использовании ИПП [4, 17, 19].

Механизм действия у всех ИПП общий. Накапливаясь в секреторных канальцах париетальной клетки, они конвертируются в сульфенамидные производные, необратимо блокируя фермент, связываясь посредством ковалентной связи в 813-й позиции с молекулами цистеина K+/H+АТФ-азы (протонной помпы). Блокада помпы приводит к приостановлению синтеза соляной кислоты вне зависимости от природы и силы стимулирующих париетальную клетку факторов. Пантопразол также связывается и с глубоким цистеином в 822-й позиции. В результате более прочной связи с K+/H+АТФ-азой продолжительность ингибирования желудочной секреции при использовании пантопразола достигает 46 часов (лансопразол – 15 часов, омепразол – 30 часов), что делает его весьма надежным ИПП для лечения ГЭРБ [11, 21, 23]. В ряде сравнительных исследований, вероятно, именно эти свойства пантопразола и определили большую клиническую эффективность препарата по сравнению с другими ИПП, оцененную по проценту пациентов с купированной изжогой и общему проценту успешного лечения ГЭРБ [12, 15, 16, 19]. Различия в метаболизме ИПП и, следовательно, уровень кислотности могут играть весомую роль в лечении ГЭРБ.

Первым ИПП был омепразол. Синтезированные после него ИПП отличаются структурой радикалов на пиридиновом и имидазольном кольцах. Омепразол полностью метаболизируется и поэтому в неизменном виде почти не выводится из организма [18]. Большая часть омепразола метаболизируется посредством фермента CYP2C19, а меньшая (около 10%) через CYP3A4. У последующих генераций ИПП эта зависимость также сохраняется, но выражена меньше. Так, например, у рабепразола имеется неферментативный путь [19]. Поскольку все ИПП в той или иной степени метаболизируются в печени посредством ферментной системы цитохрома Р450, нельзя исключить их взаимодействий с лекарственными препаратами, которые метаболизируются той же системой. При этом в клинических исследованиях пантопразол (Нольпаза) практически не оказывает влияния на фармакокинетику других препаратов, метаболизирующихся в печени системой цитохрома P450 [20]. Пока не выявлено значимых взаимодействий с дигоксином, диазепамом, диклофенаком, этанолом, фенитоином, глибенкламидом, карбамазепином, кофеином, метопрололом, напроксеном, нифедипином, пироксикамом, теофиллином и пероральными контрацептивами. Тем не менее у пациентов, получающих кумариновые антикоагулянты, одновременно с пантопразолом рекомендуется регулярно контролировать протромбиновое время или международное нормализационное отношение (MHO) [21–23]. Кроме того, для скорости активации и эффективности ИПП важна зависимость рН среды и значения константы диссоциации (рК), которая определяет проницаемость клеточных мембран и активацию ИПП. Значение рК для азота пиридинового кольца пантопразола (Нольпаза) минимально и равняется 3,0.

Режим дозирования пантопразола (Нольпаза)

При эрозивной ГЭРБ стадии А и В по Лос-Анджелесской классификации или при НЭРБ рекомендуемая доза составляет 20 мг/сут; при ГЭРБ стадии С или D нольпаза назначается по 40–80 мг/сут на 1 или 2 приема. Облегчение симптомов наступает обычно в течение первых двух недель. Курс терапии составляет 4–8 недель.

В качестве поддерживающей длительной терапии назначают по 20 мг в сутки, при необходимости (например, у больных с пищеводом Барретта) дозу повышают до 40–80 мг в сутки. Возможен прием препарата «по требованию» при возникновении симптомов.

Считается доказанным, что всем пациентам с внепищеводными проявлениями ГЭРБ следует назначать ИПП в высокой дозе, а продолжительность лечения должна составлять не менее трех месяцев [1–7, 10, 14]. Если такое лечение оказывается неэффективным, показано проведение ЭГДС и суточной рН-метрии с оценкой реакции на ИПП. Если диагноз ГЭРБ подтверждается, то следует продолжить или даже усилить медикаментозную терапию, в случае ее неэффективности показано хирургическое лечение заболевания [2, 4, 20,22]. При отрицательных результатах обследования нужно вернуться к вопросу дифференциальной диагностики, поскольку весьма вероятна другая патология. При купировании симптомов переходят на режим поддерживающей терапии, которая проводится по тем же схемам, что и при классической ГЭРБ.

В отсутствие адекватной терапии в 7–23% случаев ГЭРБ может осложниться формированием пептических стриктур пищевода, чему способствуют необоснованно укороченные курсы лечения (менее 4 недель), недостаточное подавление желудочной секреции из-за применения несоответствующих лекарственных средств и доз препаратов, несоблюдения пациентом врачебных рекомендаций [1–4, 9, 21, 23].

 

 

Л И Т Е Р А Т У Р А

 

1. Бабак, О.Я. Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь / О.Я.Бабак, Г.Д.Фадеенко. – Киев, 2000. – 175 с..

2. Васильев, Ю.В. Кислотозависимые заболевания ЖКТ и ишемическая болезнь сердца / Ю.В.Васильев // Леч. врач. – №1.– 2006. – С.50–55.

3. Жукова, Т.В. Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь и ее лечение / Т.В.Жукова // Мед. новости. – №4. – 2010. – С.45–48.

4. Ивашкин, В.Т. Современный подход к терапии гастроэзофагеальной рефлюксной болезни во врачебной практике / В.Т.Ивашкин, А.С.Трухманов // РМЖ. – 2003. – №2. – С.43–48.

5. Исаков, В.А. Эпидемиология ГЭРБ: Восток и Запад / В.А.Исаков // Эксперим. клин. гастроэнтерол. – 2004. – №5 (Спецвыпуск). – С.2–6

6.Лазебник, Л.Б. Эффективность пантопразола в терапии гастроэзофагеальной рефлюксной болезни / Л.Б.Лазебник, Ю.В.Васильев // Эксперим. и клин. гастроэнтерол. – 2008. – №2. – С.102–104.

7. Маев, И.В. Сравнительная эффективность тройной антигеликобактерной терапии I линии при использовании препаратов пантопразола и омепразола / И.В.Маев, Т.С.Оганесян, Ю.А.Кучерявый [и др.] // Леч. врач. – 2010. – №2. – С.2–7.

8. Bardhan, K.D. Evaluation of GERD Symptoms during therapy. Part I. Development of the new GERD questionnaire ReQuest™ / K.D.Bardhan [et al] // Digestion. – 2004. – N69 (4). – P.229–237.

9. Bell, N.J. Appropriate acid suppression for the management of gastro-esophageal reflux disease / N.J.Bell [et al.] // Digestion. – 1993. – N51, Suppl.1. – P.59–67.

10. Bhattacharjya, A. The impact of erosive esopbagitis on HRQL / A.Bhattacharjya [et al.] // Gut. – 2000. – Vol.47 (suppl. 3). – P.53.

11. Blume H., Pharmacokinetic drug interaction profiles of proton pump inhibitors / H. Blume, F.A.Donath Warnke, B.S.Schug [et al.] // Drug Safety. – 2006. – N29(9). – P.769–784.

12. Dean, B.B. Cost-effectiveness of proton-pump inhibitors for maintenance therapv of erosive reflux esophagitis / B.B.Dean [et al.] // Amer. J. Health. Syst. Pharm. – 2001. – Vol.58, N14. – P.1338–1346.

13. DeVault, K.R. Updated guidelines for the diagnosis and treatment of gastroesophageal reflux disease / K.R.DeVault, D.O.Castell // Am. J. Gastroenterol. – 2005. – N100. – P.190–200.

14. French-Belgian Consensus Conference on Adult Gastro-esophageal Reflux Disease. Diagnosis and treatment report of a meeting held in Paris, France on 21–22 January 1999. The jury of the consensus conference // Eur. J. Gastroenterol. Hepatol. – 2000. – Vol.12. – Р.129–137.

15. Gardner, J.D. Integrated acidity and the pathophysiology of gastroesophageal reflux disease / J.D.Gardner [et al.] // Am. J. Gastroenterol. – 2001. – N96. – P.1363–1370.

16. Horn, J. The proton pump inhibitors: similarities and differences / J. Horn // Clin. Ther. – 2000. – Vol.3. – P.266–280.

17. Inamori, M. Comparison of the effect on intragastric pH of a single dose of omeprazole or rabeprazole: which is suitable for on-demand therapy? / M.Inamori [et al.] // J.Gastroenterol. Hepatol. – 2003. – Vol.18, N9. – P.1034–1038.

18. Juurlink, D.N. A population-based study of the drug interaction between proton pump inhibitors and clopidogrel / D.N.Juurlink, T.Gomes, D.T.Ko et al. // CMAJ. – 2009. – N 180. – P.713–718.

19. Naumburger, A. Comparison of two treatment regimens in symptomatically homogenous GERD patient populations: pantoprazole relieves gastrointestinal symptoms significantly better than omeprazole / A.Naumburger, L.Schoffel, A.Gillessen // Gut. – 2004. – N53. (Suppl. VI). – P.A108.

20. Pantoflickova, D. Acid inhibition on the first day of dosing: comparison of four proton pump inhibitors / D.Pantoflickova [et al.] // Aliment. Pharmacol. Ther. – 2003. – N17. – Р.1507–1514.

21. Shirai, N. Effects of CYP2C19 genotypic differences in the methabolism of omeprazole on intra-gastral pH / N.Shirai [et al] // Aliment. Pharmacol. Ther. – 2001. – Vol.15. – P.1929–1937.

22. Van Pinxteren, B. Shortterm treatment with proton pump inhibitors, H2-receptor antagonists and prokinetics for gastro-esophageal reflux disease-like symptoms and endoscopy negative reflux disease / B.Van Pinxteren [et al.] // Cochrane Database Syst. Rev. – 2004. – N4. CD002095.

23. Vigeri, S. Improving opportunities for effective management of gastro-esophageal reflux disease / S.Vigeri [et al.] // Dig. Liv. Dis. – 2001. – Vol.33. – P.719–729.

 

Медицинские новости. – 2013. – №11. – С. 4–8.

 

Внимание! Статья адресована врачам-специалистам. Перепечатка данной статьи или её фрагментов в Интернете без гиперссылки на первоисточник рассматривается как нарушение авторских прав.

 

 

Источник: http://www.mednovosti.by/journal.aspx?article=5678


Фото:

Рекомендации по бросанию курить

линлайн педикюр

Болезни у алкоголиков


© 2014 Терапия